Как-то один хан отправился на охоту. С ним и визири его были. Поохотились какое-то время, и вдруг началась песчаная буря, глаз не раскрыть. Заблудился хан. Ткнул­ся туда, ткнулся сюда — не знает, куда ехать. Блуждая по пустыне, наехал на землянку. В землянке огонек горит. Заглянул хан в оконце, чтобы узнать, кто же это среди песков живет, и видит: в землянке девушка сидит.

Девушка вышла на стук, поздоровалась, помогла пут­нику с коня сойти, коня привязала, а гостя в землянку пригласила и поесть ему выставила.

—  А родители твои где? — спросил хан.

—  Они живут в горах, овец там прячут. Хан у нас дур­ной, — пожаловалась девушка.

Удивился хан, но ничего ей в ответ на это не сказал. Наутро, вернувшись домой, рассказал хан своим ви­зирям, что видел и слышал.

—  Живет, — говорит, — в пустыне одна девушка. Най­дите ее родителей, дайте, что они запросят, высватайте мне эту девушку.

Отправились везиры в пустыню, нашли землянку. Девушка встретила их приветливо, коней приняла, самих накормила-напоила. Везиры говорят:

—  Нам бы с твоими родителями повидаться. Есть у нас разговор.

—  Нет нужды с ними говорить, — отвечает девуш­ка. — Вы ко мне приехали, со мной и говорите.

—  Ты нашему хану приглянулась, — говорят везиры. Он хочет на тебе жениться.

—  Очень хорошо! — отвечает девушка. — Я пойду за него, лишь бы прислал выкуп. А выкуп такой: двадцать лисиц, двадцать волков, двадцать барсов, двадцать об­лезлых лошадей и двадцать недоуздков.

—  Э, для такого хана, как наш, это пустяк, — говорят везиры. — Все, что ты просишь, можно за день добыть

Вернулись они к хану, рассказали все, как есть, и сме­ются:

—  Девушка сама за себя выкуп просит.

Но хан понурился и долго молчал, удивив везиров. Наконец, заговорил.

—  Если бы, — говорит, — вместо меня посадить ханом эту девушку, было бы лучше.

Еще больше удивились везиры, а хан продолжает:

—  Да, в двадцать лет человек молод и ловок, как лисица. С двадцати до сорока он подобен волку, рыщет в поисках добычи. С сорока до шестидесяти осторожен, как барс. С шестидесяти до восьмидесяти превращается в облезлую лошадь, а с восьмидесяти до ста он — как недоуздок без лошади, пользы от него мало...

Было хану уже за шестьдесят. Устыдился он, гово­рят, и отказался от намерения жениться.

Башкирское народное творчество. Том V. Бытовые сказки. — Уфа: Башк. кн. изд-во, 1990. — 496 с. Составитель А.М. Сулейманов.

QR код материала

Qr Code