Жил, говорят, в городе Куфар один благочестивый егет, звали его Сабитом. Все время ходил он к реке, совершал там омовения и творил молитвы. Однажды, придя к реке, увидел он, что мимо плывет яблоко. Поймал Сабит яблоко и начал его грызть. Когда сгрыз половину, пришла ему в голову мысль: «Хорошо ли это, что я без разрешения ем чужое яблоко? Если б нашелся хозяин, я бы заплатил ему». Только подумал так — подходит к нему незнакомый мужчина.

—  Ты, — говорит, — почему грызешь мое яблоко? За то, что взял чужое без спросу, постигнет тебя на том свете кара.

—  Я готов заплатить, — отвечает Сабит.

—  Ты-то готов, но твоя плата меня не устроит. У меня своя цена, — говорит незнакомец. — Послушай-ка, что я скажу:

Ищу я дочке жениха,
Да больно уж она плоха,
Ну, вроде как убогая,
Безрукая, безногая,
Слепая, безъязыкая,
К тому же нравом дикая.

Женись на ней, а то не избежать тебе адской муки за съеденную половину яблока.

— Что ж, коли так, то я винюсь,
Спасу себя от адской муки,
На дочери твоей женюсь, —

ответил егет.

Тогда привел его незнакомец к своему дому. Увидев такое дело, сбежался народ. Пошли за невестой. Жених ждал встречи с невестой в большом беспокойстве, с от­вращением в душе. Глядь — у девушки руки-ноги целы, все у нес в порядке. Удивился егет.

—  Тут, — говорит, — вышла какая-то ошибка. Моя суженая должна быть без рук, без ног, слепая и немая.

—  У нас другой дочери нет, только эта, — отвечает мать невесты.

Разозлился егет, расшумелся:

—  Вы хотите посмеяться надо мной! Отец невесты — лжец. Я отказываюсь от своего обещания.

Тут вступил в разговор отец невесты.

—  Извини, — говорит, — я хотел испытать тебя и зага­дал загадку. В моих словах не было никакой лжи. Наша дочь никогда ничего чужого не трогала, будто у нее и рук нет. На гулянки не ходила, будто ног нет. На егетов не заглядывалась, будто и не видела их. Когда при ней заводили пустые разговоры, молчала, как немая, поэтому кое-кому казалась диковатой.

После этого сладилось дело, сыграли веселую свадьбу. В положенный срок родился у молодых сын. Когда маль­чонке исполнилось шесть лет, отдали его учиться в школу. В те времена учил ребятишек мулла. Вот ходит маль­чонка в школу, ходит и видит однажды, что их мулла плачет.

—  Ты что плачешь? — спрашивает дитя.

—  Э, да разве ты поймешь! — отвечает мулла. — Иди, занимайся своими делами.

Но не отступился мальчонка, и второй раз спросил, и третий. Когда спросил третий раз, мулла объяснил, почему он плачет.

—  Наш падишах поссорился с женой. «Ты, — говорит жена падишаху, — сатана, ты — исчадие ада». — «Ах так! — говорит падишах. — В таком случае — талак, талак, талак! Ты мне больше не жена». Но вскоре падишах пожалел об этом, а как вернуть жену, не отдавая ее другому мужчине, не знает. Созвал он всех мулл, спра­шивает, как тут быть, а мы тоже не знаем. Дал нам падишах три дня сроку. Коль не найдем ответа, отрубит всем голову. Ответа нет. Поэтому я плачу.

—  Возьми меня с собой к падишаху, я попробую ответить, — говорит дитя.

Вот снова собрал падишах мулл.

—  Ну, нашли ответ?

—  Мы привезли с собой одного мальчика, он должен дать ответ, — говорят муллы.

Падишах велел ввести мальчика. Ввели.

—  Ты согласен с моим условием? — спрашивает пади­шах. Ведь если мальчик не даст ответа, ему тоже отрубят голову.

—  Согласен, — говорит мальчик. — Ты сойди с трона, я отвечу с твоего места.

Сошел падишах с трона, а шестилетний мальчик сел на его место и спрашивает у падишаха:

—  Ты зарекся поступать так, как поступил?

—  Зарекся.

—  Коли зарекся, талак твой не имеет силы, с женой ты не разведен, и хлопотать тут не о чем.

Все нашли слова мальчика мудрыми. Падишах на радостях устроил пир на весь мир. На том пиру дали мальчику имя Агзам.

Башкирское народное творчество. Том V. Бытовые сказки. — Уфа: Башк. кн. изд-во, 1990. — 496 с. Составитель А.М. Сулейманов.

QR код материала

Qr Code